mewild (mewild) wrote,
mewild
mewild

Categories:

бывшие и будущие родители





Я уже писал, что меня пригласили в интереснейший проект по работе с разведёнными и разводящимися родителями, которые делят детей. Это очень сложная, но, может быть, тем и интересная для меня работа.
Помимо многоплановости и эмоциональной загруженности самой темы, сложность этой работы состоит еще и в том, что эти родители совершенно неподготовлены к работе с психологом. Они находятся в пылу борьбы, они заточены на выступление в суде с обличением своего оппонента и превознесением своих родительских достоинств, а не на поиск собственных слабых мест. Они идут к психологам, чтобы найти нового союзника в своей борьбе с другим родителем. Они и к чёрту лысому пойдут за новым союзником. И за короткий срок (10-15 встреч) нам нужно помочь этим людям из непримиримых врагов стать снова мамами и папами.

Без конфликтов в нашей жизни не обходится. Конфликты – это естественно. Мы все вырастаем в разных условиях, у разных родителей, получаем разный опыт, и потому имеем разные точки зрения на одни и те же вещи.

Конфликт – это естественно, и часто даже полезно, поскольку обнажает нашу разность, позволяет лучше узнать друг друга, чтобы или сблизить позиции, или разойтись в разные стороны и не мешать друг другу.

Но если конфликт перешёл в стадию противостояния, для обеих сторон суть конфликта уже не имеет значения. Уже не видно, что там было в начале, и откуда всё пошло. Теперь есть просто враг, и его надо победить. Победить – это не просто умозрительная цель, а уже мотив. Это смысл существования. Это то, к чему стремится душа. Про это все мысли и чувства – про победу.

Бывает, что конфликты в семьях приводят к разводу. Иногда это спокойное и мудрое решение двух взрослых людей – разойтись. Чаще, увы, решение о разводе – результат противостояния, когда быть вместе уже невозможно, поскольку быть вместе с врагом очень трудно, мучительно и разрушительно.

И если развод происходит в результате противостояния, то часто последним и самым действенным средством сведения счётов становятся те, кто меньше всех ответственен за ситуацию – дети. Мало кто из родителей в пылу борьбы с бывшим супругом думает об интересах детей. Дети становятся только орудием, которым можно ранить врага больнее всего.
«Я заберу у тебя детей» - говорит один родитель другому. За этой угрозой стоит желание показать свою власть остаться единственным родителем (что невозможно по определению), то есть, власть уничтожить другого родителя, метафорически, хотя бы.

Бывает, что супруги расходятся мирно и спокойно, но потом один из них начинает переживать по поводу влияния на детей другого, и ограничивать того в правах общения с детьми. Так возникает новый конфликт, который почти неизбежно перерастает в противостояние, поскольку известный этим родителям способ решать конфликты – разойтись, а в этой ситуации разойтись уже некуда. И в этом случае дети также становятся средством сведения счётов.

Казалось бы, жить на войне не может нравиться, и оба родителя должны стремиться найти какой-то путь к мирному сосуществованию. Ан нет! Жить назло, жить вопреки – может быть очень действенным мотивом. Гораздо более действенным, чем жить для себя, и тем более, чем жить для другого. В жизни как бы появляется и смысл, и драйв.

Вспоминается притча о царе Соломоне и двух женщинах, которые поспорили из-за ребёнка. Каждая говорила, что он её сын. Царь Соломон приказал разрубить ребёнка, и отдать каждой по половине. Одна согласилась – «Пусть не достанется никому». Вторая воспротивилась – «Лучше отдайте его ей, но пусть живёт». Соломон приказал отдать ребёнка второй женщине.

Когда борьба за ребёнка достигает своего апогея, один из родителей обращается в суд. Это последняя отчаянная попытка решить вопрос с помощью государства. Оказывается, что доверить решение своей судьбы, судьбы своего ребёнка и судьбы другого родителя легче, чем суметь договориться самим. В российских судах нет царей Соломонов, и любое решение совершенно посторонних людей будет хуже того, к которому могли бы прийти эти родители, сумей они договориться сами, сами распорядиться своими судьбами.

Есть ли альтернатива судебному решению? Есть. Это снова научиться разговаривать и договариваться. И в этом могут помочь психологи. Т.е. мы. 

Родители, делящие детей, приходят к нам, «увязшие в собственной правоте, завязанные в узлы» (© Б.Г.), и просят: «Сделайте что-нибудь с ним/ней». И мы начинаем работать про то, что сделать что-то можно только с собой.

Первая задача – снизить аффект родителей, чтобы они перестали хотеть уничтожить бывшего супруга и сумели снова видеть в нём человека. Невозможно двигаться дальше, пока родители в аффекте. Психика устроена так, что в аффекте есть только личные интересы. Собственно, аффект для того и нужен, чтобы обеспечить мобилизацию всех ресурсов организма для достижения жизненно важных целей организма.
Аффект возникает от невозможности простить другому его «другость», простить ему собственную «испорченную» жизнь. На этом этапе работать приходится про признание права другого быть другим, принятие его «как есть» (а неплохо бы делать это где-нибудь в «конфетно-цветочном периоде», но тогда конфеты и цветы мешают, да). И работаем про принятие своей судьбы тоже, таковой, как она сложилась.

Вторая задача - поставить интересы ребёнка на должное место в иерархии ценностей обоих родителей. Они смогут договориться, если у них будет, ради чего договариваться. Договориться будет легко, если интересы ребёнка родители будут воспринимать как свои собственные интересы, а не наоборот.

Следующая задача – научить родителей общаться друг с другом в новом качестве. В этом направлении минимум, которого можно и нужно достичь – выработать правила, неукоснительное соблюдение которых обеспечит и интересы ребёнка, и интересы обоих родителей.

Пока родители делят ребёнка, они оба перестают быть родителями. И они оба снова становятся родителями, когда заботятся о том, чтобы у их ребёнка были и мама, и папа.





 
Tags: дети, психология, психотерапия, работа, родители, семейная психотерапия
Subscribe

  • работа одиночества

    На одном из форумов написал комментарий человеку, переживающему в жизни кризис отношений и, как следствие, кризис мировоззрения, переоценку…

  • "а как правильно?"

    Я люблю - как араб в пустыне Припадает к воде и пьет, А не рыцарем на картине, Что на звезды смотрит и ждет. Н. С. Гумилев, «Я и вы» Я уже…

  • (no subject)

    Пока писательское настроение не спешит ко мне возвращаться. Уж извините, если сможете! Но вот ко мне попал чужой текст, которым я захотел с вами…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments